Интервью с Татьяной Игрушкиной о программе «Направляемый диалог» Часть 2



О специфике программы «Направленный диалог»


- Ну, ведь мало кто в принципе умеет прислушиваться к другому. А уж к детям… Конвенции о правах ребёнка лишь 30 лет. То есть мы относительно недавно начали приглядываться и прислушиваться к детям. Специалисты, которые пройдут обучение в этой программе, смогут научить чуткости других?


- На мой взгляд, программа не учит напрямую. Я вообще уверена, что обучить этому очень трудно, если вообще возможно. Но я свято верю, что у каждого есть в опыте чуткость одного человека по отношению к другому. Из детства есть. Это не всегда, к сожалению, родители. Но всегда на жизненном пути встречается хотя бы один человек, который был с нами чуток. Это есть в опыте, который мы актуализируем, когда появляются дети и возникает потребность в этом качественном контакте. Наша программа как раз пробуждает то, что возможно «завалило», «запорошило» вот этой скоротечностью, многозадачностью жизни, потоком потребностей, которые постоянно необходимо удовлетворять. Но как только появляется чудо новой жизни, оно сигналит о том, что нуждается в интересе, в любви, в заботе. Это само по себе пробуждает в человеке инстинктивные и глубоко в нем живущие собственные потребности в возможности быть чутким. И вот на этом моменте, при поддержке от специалистов и от таких же родителей, у которых есть свои опыт, чувства и мысли способности и ресурсы каждого человека усиливаются. Мне очень нравится, как на программах для специалистов, я не говорю сейчас о родительских группах, как в них (в специалистах – ред.) тоже актуализируется чувствительность и чуткость. Мы проживаем программу вместе . И часто специалисты говорят: “Как программа актуальна, прежде всего, для меня как для мамы! И как для воспитателя».


- Есть ли у программы какая-то особенность, специфика, присущая только ей?


- Особенность этой программы: ее сначала нужно через себя пропустить. Снижающийся уровень чуткости не только ведь России касается. Родина этой программы Норвегия. ВОЗом (всемирная организация здравоохранения – ред.) она принята и проработана уже с привлечением экспертов международного уровня. Поэтому программа «Направляемый диалог» поликультурная и очень адаптивна к особенностям разных культур. Не важно в африканском племени растёт ребёнок или в монгольской степи, в японской высокотехнологичной культуре или в американской, российской, у него есть одинаковые базовые потребности в любви, заботе, научении исследовать, играть, в освоении социальных норм! Транскультурность этой программы подтверждается опытом. И вот специалисты, пропуская содержание через себя, убеждаются в её своевременности, потому что именно сейчас технологии коучинга или как мы говорим сегодня с супервизорами в программах технологии семейно-центрированные или семейно-ориентированные актуальны для специалистов. Главный эксперт, воспитатель своего ребёнка – родитель. Мы действуем через прокачивание, повышение чувствительности, восприятие ребенка и родителя как личности, партнёра, субъекта, с безусловным принятием опыта, который у него есть. На этой программе есть потребность, чтобы принимался опыт каждого участника программы. Не должно быть никакого осуждения! Нам важно неспешное рассуждение и неизбежное прочувствование.


- Думается, что довольно трудно обеспечить прочувствование для взрослых людей, которые редко отслеживали себя в жизни?


- Мы говорим про чувства. Мы вспоминаем какие-то ключевые ситуации из своего детства. То, что срабатывало позитивно на тебя из твоего детства. Как ты воспринимаешь свой опыт, будучи взрослым? Вспоминаем разные ситуации, связанные с проявлением родителями заботы и поддержки. Что вспоминается? Что всплывает?

И вот мне кажется очень ценным, что программа разворачивает специалиста лицом к человеку родителю, со своими трудностями и потребностями. Это очень ценно! Ведь, согласитесь, зачастую преобладает объект-объектная ситуация общения.

- Давайте проиллюстрируем объектные отношения каким-нибудь примером?!

- Сфера, в которой я по большей части работаю – ранняя помощь, раннее вмешательство, когда в семье растёт ребёнок с какими-то задержками, нарушениями развития. Пока еще очень распространена медицинская и коррекционная модели помощи. То есть достаточно директивные. Когда родителям говорят: «У вас есть такая-то проблема. Вам надо действовать так-то и так-то». Логопед выдаёт кучу домашних заданий. Здесь и ребёнок - объект. И родитель – объект. И семья как единица тоже объект. Они себя чувствуют теми, кто должен подчиняться! Какое у них может быть своё мнение? Им нужно (точнее их побуждают) подчиняться!


- А можно при помощи программы «Направленный диалог» как-то изменить ситуацию? Перевезти родителей из объектов, не критично и даже с каким-то внутренним страхом выполняющих поручения и требования, в субъектов – людей со своей волей, запросами, ориентированных на сотрудничество, а не на подчинение?


- Если программа используется своевременно, до того, как человек уже вошёл в эту колею подчинения. Раннее вмешательство как раз и позволяет не войти. Раннее вмешательство позволяет экологично пережить ситуацию принятия такой, какая она есть. Пережить ситуацию горевания по этому поводу. «Да, вот так случилось. У меня в семье. Со мной так случилось, что мой ребёнок родился с каким-то генетическим синдромом или с каким-то параличом он растёт». Это же шок! Как обухом по голове! От эффективности поддержки зависит возможность родителя пережить это качественно и не потерять время. То есть смочь оказывать ребёнку качественную поддержку. А в чем нуждается такой ребёнок? Так он ровно в том же нуждается, что и любой другой ребёнок! Вот эта система медицинская она берет родительскую чуткость и как из губки воду выжимает её из родителей. И всё сливает. Почему? Потому что в этой концепции важнее сосредоточиться на лечении – на помощи определенного характера. То есть от родителя требуется слушаться и точно выполнять указания специалистов. А ребёнок растёт! Он в это время проживает своё единственное детство в своей единственной жизни. И нуждается ровно в том же, как и любой другой ребёнок. Он нуждается во внимании и заботе. У него есть потребности в игре, в познании. Есть потребности в весельи – в радостном проживании детства. И вот главное, что активирует программа «Направляемый диалог» - внимательность к детским потребностям. Не важно какой ребёнок! Есть у него нарушения, нет у него нарушений. Он всё равно ребёнок и по законам детского развития он будет расти. Это подходящая программа, чтобы не войти в колею или взлетать над ней, чтобы почувствовать реального ребёнка и реального себя как родителя.


Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все